Татьяна Волосожар: «Мы хотим выигрывать в борьбе, а не получать медаль автоматически»

Чемпионы Европы среди спортивных пар  Татьяна Волосожар и Максим Траньков в интервью «Спорт» рассказывают, почему сложно побеждать без борьбы, будут ли они пробовать исполнять четверные выбросы и о зрелищности парного катания.

Вы заявили, что парное катание дало излишний крен в сторону роста сложности элементов и, таким образом, развивается не в ту сторону.
Максим Траньков: Это сугубо моя личная точка зрения, и я вполне допускаю, что другим фигуристам нравится как раз то, куда мы сейчас идем. Но мне бы действительно хотелось, чтобы мы двигались в сторону хореографии, уделяли ей намного больше внимания, чем сейчас. Чтобы парное катание было больше похоже на шоу. В погоне за элементами мы многое перестали замечать. Например, что поддержки у нас стали далеко не такими красивыми, как раньше. Многие сложные позиции выглядят, мягко говоря, не очень хорошо.
Татьяна Волосожар: Если называть вещи своими словами, просто неэстетично. Мы уходим от зрелищности, от красоты парного катания.
М.Т. - Люди делают на льду какие-то корявости, но получают за это высокие оценки. Подкрутки, которые фигуристы исполняют с шагов, у многих получаются с маленького хода и в зрелищности тоже теряют. На мой взгляд, в парном катании не все элементы должны иметь уровни сложности. Например, я считаю, что тройной подкрут должен оцениваться только качеством его исполнения. Сделали его высоким, со шпагатом - получили больше баллов.

Отсутствие у российских дуэтов конкуренции привели к тому, что ни одна из наших пар не ощутила настоящего удовлетворения от медалей на чемпионате Европы. По крайней мере, так это показалось со стороны...
Т.В. - Действительно, если бы мы в Шеффилде обыграли трехкратных чемпионов мира, на борьбу с которыми очень настраивались, счастья у нас было бы больше.
М.Т. - В Финале Гран-при у нас чуть-чуть не получилось их обойти. И мы хотели на чемпионате Европы снова с ними побороться. Я вообще так скажу: мы бы, может быть, были больше рады чистому прокату и второму месту вслед за немцами, чем такой победе, как на этом чемпионате Европы.

Вы серьезно?
М.Т. - Конечно. Это была бы борьба, это был бы настоящий спорт.
Т.В. - Помните, Плющенко с Ягудиным как в свое время соперничали. Все ждали очередной серии этой войны на льду, это было интересно, захватывающе. Мы тоже хотим выигрывать в такой борьбе, а не получать медаль автоматически.

Почему фигуристы постоянно говорят: вот, мы не думаем во время выступления ни о местах, ни о соперниках, если так сильно на самом деле расстраиваются из-за снятия конкурентов?
М.Т. - Это разные вещи. Нам хочется выиграть у сильных соперников - это одно. А когда мы прокатываем программу, конечно, мы ни о каких местах не думаем. Просто делаем свою работу. Как вы себе это представляете - вот, исполняем мы прыжок и сразу думаем: так, медаль теперь наша?
Говорят, что парное катание в последнее время приблизилось к танцам. Согласны? М.Т. - Я думаю, наоборот, танцы больше взяли из парного катания. Дорожки шагов у нас всегда были. А у танцоров сложные совместные вращения появились.
Т.В. - Дорожки шагов у нас действительно стали больше похожи на танцевальные, но это потому, что правила ужесточились. Надо теперь показывать более сложные шаги. А в целом скорее танцы движутся в нашу сторону. Иногда кажется, еще чуть-чуть - и выбросы с подкрутками у них появятся (смеется). А поддержки уже сейчас такие делают... не все парники смогут повторить.

Вам не кажется, что выбросы в три с половиной и четыре оборота вообще стоило бы запретить? Как запрещены, например, в соревнованиях сальто. 
М.Т. - Я бы запретил, если честно. Я не вижу в них смысла. И точно знаю, что когда буду тренером, не стану учить детей делать четверные выбросы. Откажусь от этой идеи в принципе. А если вдруг когда-нибудь четверные выбросы станут обязательным элементом, не буду тренировать вообще. Прыжки-то в четыре оборота делают только мужчины, и то не все. А здесь девочки летят выше борта, бьются о лед, и я не понимаю, кому приятно смотреть на эти сумасшедшие падения. Вспомните, как с четверных выбросов падала китаянка в борт на Олимпиаде в Турине, как падала Юко Кавагути с вывернутым плечом, как падает сейчас Алена Савченко. Есть, конечно, девочки, которые хотят острых ощущений. Стремятся покорить именно четверной выброс. Но на месте тренеров я бы не стал этого никогда делать.

Но вряд ли та же Алена хочет острых ощущений...
М.Т. - Все хотят выиграть. Идут на риск. Но в случае с Аленой и Робином я не понимаю, зачем им это надо. Они и так выигрывают, у них и так запас дай бог каждому. С чистым нормальным прокатом у нас выигрывают. Выброс сам по себе ничего не решает. Есть же еще компоненты программы.

Татьяна, если бы вам тренер сказал: надо учить выброс в три с половиной или четыре оборота, что бы вы ответили?
Т.В. - Я бы хотела попробовать. Но очень страшно на такой элемент пойти. Хотя на полу мы делали со Стасом (Морозовым) и четверной подкрут, и четверной выброс. Но на льду совсем другие ощущения. Тело-то все эти обороты сделает, докрутит. Но вот пока преодолеешь страх в голове, переступишь через себя...

И все же ответ будет «да», стали бы учить четверной выброс?
Т.В. - Да. Я бы попробовала. Но если партнер будет бояться меня кидать, конечно, я не пойду на четверной выброс.
М.Т. - Да не боюсь я. Выкинуть-то я могу... Если бы Алена мне предложила выбросить ее на четыре оборота, я бы выбросил. Или какая-нибудь другая девочка. А вот именно Таню я не буду кидать на четверной выброс. Потому что у меня одна партнерша, которую я пять лет ждал. И не хочу, чтобы у нее было выломано или вывернуто бедро, плечо или еще что-нибудь. Травму и так можно получить на ровном месте. Зачем еще для этого специальные упражнения делать?

 
КОММЕНТИРОВАТЬ
Популярний ролик
Опитування
Ми в соцмережах
  • Instagram
  • Facebook
  • Twitter
Актуальне