Юрай Санитра: За 3 года невозможно подготовить биатлонистов мирового уровня из молодежи

Юрай Санитра: За 3 года невозможно подготовить биатлонистов мирового уровня из молодежиСтарший тренер мужской сборной Украины по биатлону Юрай Санитра в интервью Tribuna.com поделился мнением о выступлении подопечный на этапе Кубка мира в Рупольдинге (Германия), о работе сервис-бригады, о конкуренции в мужском биатлоне, смене поколений в украинском биатлоне и многом другом.

– На фоне двух предыдущих эстафет 7-е место в Рупольдинге выглядит хорошо. Это наш потолок?
– Мы всегда хотим хорошо приготовиться на каждую эстафету – у нас есть специальные тренировки, упор на стрельбе. Но на первых двух эстафетах у нас все пошло наперекосяк. В Хохфильцене ребята очень хорошо стреляли – только 6 запасных патронов. Но не было все в порядке с ногами, и 15-м местом я был недоволен. 

И совсем нерегулярная гонка в Оберхофе. Погодные условия были на грани фейр-плей, и нам перестало везти уже с первого круга. Это худший результат в моей тренерской карьере.

Поэтому в Рупольдинге мы серьезно готовились к старту. Спортсмены понимали, что нужно что-то сделать с эстафетой, потому что индивидуальные результаты были хорошими, а в командных стартах не могли показать весь свой потенциал. В этом сезоне пробежали хорошо только в сингл-миксте в Поклюке (Тищенко и Меркушина завоевали третье место – прим.). Поэтому я был очень доволен таким результатом, все ребята выдали максимум на данный момент. Мы были лучшими по времени стрельбы среди всех команд, нам нужно удержать такой уровень и дальше. 

– У наших ребят еще есть резерв для улучшения даже такой скорострельности?
– На скорость стрельбы влияет очень много факторов. Думаю, уже нет резерва разве
что только у Тищенко, который стреляет в 21-22 секунды. Остальные могут еще прибавлять, особенно в эстафете. Но так уже нужно стрелять и в спринте, потому что разница в результатах там очень маленькая, и каждая лишняя секунда будет иметь влияние на распределение мест.

– Дмитрий Пидручный считает, что уровень конкуренции в женском биатлоне намного ниже, чем в мужском. Вы с ним согласны?
– В мужском биатлоне больше элитных спортсменов. Тут 40 спортсменов, которые хотят и могут попасть в первую десятку. Согласен, что попасть в топ-10 в личной гонке – это уже супер-результат для биатлонистов. Для сравнения: в Норвегии 6 или 7 очень хороших мужиков на старте, в Германии – 6, в Франции – 6, в Чехии – 5. И нужно очень постараться, чтобы обойти их, это чистая математика.
Хорошо, что Пидручный после первых провальных стартов в декабре, когда он болел, сумел подняться на высокий уровень. Ему не хватает чуть-чуть стабильности в стрельбе стоя, но сейчас он точно в каждом старте может бороться за первую двадцатку.

– Вы говорили, что Прима вышел из психологической ямы. Как он там вообще оказался?
– Артем по сезону всегда идет по синусоиде. И после Рождественской гонки, где он в яркой атмосфере справился достаточно неплохо, ему было сложно на первых стартах в 2019-м. Он сделал несколько ошибок. Но я рад, что он сумел справиться и провел отличный первый этап, показал, что не зря занимает место забойщика эстафеты.

– У Семенова были проблемы с перегруженностью из-за лишних тренировок. Он в этом сезоне еще сможет прибавить или ждать уже следующего?
– У него были уже хорошие гонки и в этом сезоне – то же 6-е место в индивидуальной гонке Поклюки. Мы в этом сезоне работаем с ним по другой системе тренировок, и, к сожалению, он пока не такой, каким бы я хотел его видеть. Хотя в эстафете Рупольдинга он сумел поддержать команду и удержался на этапе, на котором выступало много топовых спортсменов, тот же Фуркад.
Сергей дальше будет готовиться к чемпионату Европы и мира, и я уверен, что он сможет выступить там на уровне своего имени.

– Главное возвращение года – это Виталий Кильчицкий. Зачем его брали обратно, и почему он сейчас не проходит в команду даже на Кубке IBU?
– У Виталика был перерыв в полтора года. И он спортсмен, который очень любит интенсивную работу. Я предупреждал его, что ему будет тяжело после такой подготовки к сезону. Сейчас у него уже не хватает сил, когда все так же нет необходимой функциональной базы. 

Надо разобраться с этим. Кильчицкий – спортсмен, который нам нужен. Я был доволен, что у нас появился еще один хороший биатлонист для эстафеты, но, к сожалению, в таком состоянии поставить его в состав на Кубке мира я не могу.

– В Рупольдинге сейчас на каждом шагу обсуждают конфликт между тренером норвежцев Зигфридом Мазе и Мартеном Фуркадом. Такие приемы серьезно работают?
– Фуркад в этом сезоне просто не может бороться с Йоханнесом Бё. У Мартена сильно упала скорость, теперь каждая мелочь важна – еще в прошлом сезоне любые хитрости норвежцев не сработали бы против него. Но сейчас другое дело.

– В нашем тренерском штабе пользуются такими методами?
– Такое можно делать на финише эстафеты, когда хочется чуть-чуть попробовать, как себя ощущают на трассе соперники. Можно призвать своего спортсмена атаковать перед подъемом – действительно есть такие тренерские методы. Но в этом сезоне с таким пока не сталкивался. 

– В сборной Украины также чуть раньше была конфликтная ситуация. Но после заявления Пидручного о сервис-бригаде уже два этапа наши спортсмены только положительно отзываются о качестве лыж. Что изменилось?
– Наша работа – предоставить такие условия спортсменам, чтобы они могли показать себя на трассе на своем уровне. И базовый элемент всей работы – это хорошие лыжи. На 100% могу сказать, что в декабре сервис не работал так как надо. Поэтому мы приняли решение, и это нормальный процесс для всех сборных. Мы все профессионалы, которые хотят работать на самом высоком уровне. Если что-то не работает – нужно это поменять или исправить.

– Кадровые решения были?
– У нас сейчас поменялась сервис-бригада. С нами теперь молодые ребята, с которыми мы работали в прошлом году, и на данный момент я доволен их работой.

– Российских сервисменов и словака Отченаша в сборной больше нет?
– Это вопрос уже к президенту федерации.

– Что для тренерского штаба сейчас важнее – чемпионат Европы или Кубок наций?
– Ситуация сейчас тяжелая, потому что у нас нет столько спортсменов на хорошем уровне, как у команд, с которыми мы боремся в Кубке Наций. У них нет пика, связанного с чемпионатом Европы, поэтому они могут легко стартовать за океаном, а потом вернуться и целенаправленно готовиться к чемпионату мира.

Мы же смотрим сразу на два момента: не потерять в Кубке наций много очков и в то же время хорошо подготовиться к ЧЕ. Поэтому после Канады спортсмены вернутся назад и будут подводиться к чемпионату Европы.

– Элитные сборные просто игнорируют этот турнир. Нам было бы легче готовиться к ЧМ, если бы мы поступали так же?
– Сто процентов. Программа сезона готовится таким образом, что самые сильные спортсмены стартуют только на Кубке мира и на чемпионате мира. Но у нас такое разделение денег от министерства, что нам нужно завоевывать медали и на чемпионате Европы.
С другой стороны, потерять квоту на следующий сезон тоже будет очень плохо. У нас есть хорошая база молодых спортсменов, которым надо выступать. Сейчас я доволен, что в Кубке IBU мы идем на пятом месте и можем получить на следующий сезон квоту в шесть биатлонистов. Юниорам, которые будут переходить во взрослый биатлон, нужен опыт выступления на таких стартах.

– Давайте наконец-то проясним, сколько в мужской сборной в этом сезоне запланировано пиков формы?
– Планировали в декабре хороший старт – примерно 95% от пика формы. Чтобы психологически и физически были готовы. К сожалению, не все тут получилось. Сейчас же, как я говорил раньше, уже начинаем подготовку к чемпионату Европы и мира.
Болельщикам может не нравиться такая синусоида на наших стартах, но я хочу сказать, что ребята сейчас очень тяжело работают, чтобы была хорошая база на конец сезона.

– Почему этой осенью мужская сборная не полетела в Кэнмор для подготовки, как это было в предыдущие два сезона?
– Эти сборы в Канаде экономически были очень затратными. В этом сезоне пробуем другую модель подготовки и посмотрим, какая будет разница. Уже стартовала работа в четырехлетнем цикле к Пекину-2022, и в следующем сезоне как раз выберем оптимальный для нас вариант.

– Всегда удивляло, что иностранец пришел в нашу сборную без своего подобранного тренерского штаба. Вам комфортно работать в таких условиях?
– Я очень хорошо знал украинских тренеров и раньше, с некоторыми даже дружил. Поэтому сумел найти и тут людей, с которыми могу работать. В этом году мне очень понравилось готовить команду с молодыми тренерами – Кравченко, Ященко, Роман Прима. Радует, что они хотят расти, идти выше в своей тренерской карьере. Они хотят учиться, и у них всегда есть вопросы. У нас хорошая тренерская команда, которая идет по одному пути, и в которой есть уважение и полное сотрудничество.

– Смена поколений в мужской сборной явно застопорилась – три года назад мы тоже говорили о Ткаленко и Тищенко. Новых лиц нет, что делать дальше?
– Невозможно за 2-3 года из молодого спортсмена приготовить биатлониста мирового уровня. Могу сказать, что Павол Хурайт, когда я работал в сборной Словакии, пришел ко мне в 24 года, а выиграл он свою олимпийскую медаль уже в 31.

В сборной есть хорошие спортсмены, которые дают результат и тянут на себе команду. Пидручный, Прима, жду, когда вернется Семенов. Остальным нужно расти так, чтобы через три года быть готовым к олимпийским играм.

– Перед стартом сезона вы хвалили Тищенко за физическую и стрелковую подготовку. Но после Поклюки результаты пропали, он еще не готов весь сезон держаться на таком уровне?
– Артем спортсмен такого типа, который не может принимать участия на всех стартах. Он анатомически не готов к таким нагрузкам. Мы его целенаправленно готовили к сингл-миксту в Поклюке, где он показал, что это его гонка. Теперь так же готовим его и на ЧЕ, и на ЧМ.
Сейчас Тищенко был немного уставшим, потому что переболел на Новый год и четыре-пять дней не тренировался. Плюс он после Нове-Место не выходил на гонки, но еще в этом сезоне он сможет прогрессировать. Даже если вернуться к Рупольдингу, он первые два круга пробежал неплохо и проиграл немного. Артем – спортсмен, который нужен нам для эстафеты.

– В конце прошлого года Ткаленко отказался приезжать на сбор основной команды. Как такое вообще возможно?
– Он просто такой спортсмен, который сначала скажет, а потом подумает. Но мы с ним поговорили и нашли решение.

Руслан в этом сезоне болел, у него были проблемы с плечом. И ему сейчас надо понять, что его место все-таки в первой команде. Хочу его поднять на такой уровень, чтобы он стабильно выступал на Кубке мира. У него есть хорошие физические данные, но ему еще нужно понять, как работать на соревнованиях, которые находятся выше Кубка IBU.

– Летом под вашим руководством готовилась группа из 10-11 человек. Эксперимент оказался удачным?
– Такая модель летней подготовки была очень хорошей как раз для молодых спортсменов. И Дудченко, и Труш, и Лесюк поднялись в результатах на Кубке IBU. Они стабильно находятся рядом с топ-20, чего не было в прошлом году. Буду предлагать продолжать работать по этой модели, только введем еще ротацию. Будем добавлять спортсменов вместо тех, кто будет находиться на последних местах.

Это элитная группа спортсменов мужского биатлона в Украине. Тут должны выступать люди с хорошими данными и перспективами. Будем и дальше смотреть и работать с молодыми биатлонистами, чтобы через 3-4 года у Украины не было проблем со сменой поколений.
рейтинг новости: 
КОММЕНТИРОВАТЬ
Популярний ролик
Опитування
Ми в соцмережах
  • Instagram
  • Facebook
  • Twitter
Актуальне