SportOnline.ua > Шахматы > Павел Эльянов: После слов и поступков Карякина в Украине больше болеют за Карлсена

Павел Эльянов: После слов и поступков Карякина в Украине больше болеют за Карлсена


30-11-2016, 14:51.

Павел Эльянов: После слов и поступков Карякина в Украине больше болеют за Карлсена

Сильнейший по рейтингу шахматист Украины Павел Эльянов в интервью «Чемпионату» оценил уровень игры участников матча за звание чемпиона мира по шахматам в Нью-Йорке — россиянина Сергея Карякина и норвежца Магнуса Карлсена, а также рассказал, кого больше поддерживают украинцы.

«Текущий матч круче противостояния Карлсена с Анандом. И этому есть простое объяснение – идет очень равная борьба. В матчах Карлсена с Анандом, великим чемпионом и игроком, такого не было. Борьба шла только в первой половине тех матчей, а потом Магнус брал свое. Интрига матча в Нью-Йорке, конечно, привлекает зрителей. При этом в плане развития шахмат он совершенно ничего не принес. Я не увидел ни одной интересной дебютной идеи, запоминающих эндшпилей. Чисто шахматная составляющая очень бледная. Но таковы сегодняшние реалии», - отметил Эльянов.

— В Украине как относятся к этому матчу? Карякин же не чужой человек для страны, становился победителем Олимпиады в составе сборной.
— Больше болеют за Магнуса Карлсена. Причины понятны – слова и поступки Сергея после событий 2014 года.

— Не простили Карякину то, что он открыто выразил свою гражданскую позицию?
— Скорее, не саму позицию, а ту форму, которую он для этого избрал. Сергей выкладывал в соцсетях свою фотографию в майке с изображением президента России, и это вызвало бурю негодования. Был же эпизод с футболистом Дмитрием Тарасовым, который на спортивном событии показал майку с Путиным, за что был оштрафован на крупную сумму. Мне кажется, не стоит заниматься политической пропагандой людям, которые от политики далеки.

— А до 2014 года что говорили в Украине про Карякина?
— Если вы имеете в виду период, когда он переехал в Россию (в 2009 году), то все было относительно спокойно. Предателем его точно никто не называл. А если и говорили об этом, то тихо в кулуарах.

Вернуться назад